Потаскушку в бежевых пеньюарах залили маслом, а после отымели в сраку на столе